Создать сайт на a5.ru
Более 400 шаблонов
Простой редактор
Приступить к созданию

Омар Хайям

Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi

Сокровенною тайной с тобой поделюсь,
В двух словах изолью свою нежность и грусть.
Я во прахе с любовью к тебе растворюсь,
Из земли я с любовью к тебе поднимусь.

 

 

Скорей приди, исполненная чар,
Развей печаль, вдохни сердечный жар!
Налей кувшин вина, пока в кувшины
Наш прах еще не превратил гончар.

 

 

Мне заповедь - любовь, а не Коран, о нет!
Я - скромный муравей, не Сулейман, о нет!
Найдете у меня лишь бледные ланиты
И рубище, - не шелк и не сафьян, о нет!

 

 

Ты, кого я избрал, всех милей для меня.
Сердце пылкого жар, свет очей для меня.
В жизни есть ли хоть что-нибудь жизни дороже?
Ты и жизни дороже моей для меня.

 

 

Упреков не боюсь, не опустел карман,
Но все же прочь вино и в сторону стакан.
Я пил всегда вино - искал услады сердцу,
Зачем мне пить теперь, когда тобою пьян!

 

 

Кто чар ее не избежал, отныне знает счастье,
Кто пылью лег у милых ног, душой впивает счастье.
Измучит, станет обижать, но ты не будь в обиде:
Все, что подобная луне нам посылает, - счастье.

 

 

От безбожья до бога - мгновенье одно.
От нуля до итога - мгновенье одно.
Береги драгоценное это мгновенье:
Жизнь - ни мало ни много - мгновенье одно!

 

 

И я, седобородый, в силок любви попал.
И вот в руке сверкает искрящийся бокал!
Рассудок терпеливый сшил мне халат заслуг.
А рок мой прихотливый все в клочья изорвал.

 

 

Как нежно щеки розы целует ветерок!
Как светел лик подруги, и луг, и ручеек!
Не говори о прошлом: какой теперь в нем прок?
Будь счастлив настоящим. Смотри, какой денек!

 

 

И старые, и юные умрут,
Чредой уйдут, побыв недолго тут.
Нам этот мир дается не навеки,
Уйдем и мы, и те, кто вслед придут.

 

 

Да пребудет вино неразлучно с тобой!
Пей с любою подругой из чаши любой
Виноградную кровь, ибо в черную глину
Превращает людей небосвод голубой.

 

 

От стрел, что мечет смерть, нам не найти щита:
И с нищим и с царем она равно крута.
Чтоб с наслажденьем жить, живи для наслажденья,
Все прочее - поверь! - одна лишь суета.

 

 

Родник живительный сокрыт в бутоне губ твоих,
Чужая чаша пусть вовек не тронет губ твоих...
Кувшин, что след от них хранит, я осушу до дна.
Вино все может заменить... Все, кроме губ твоих!

 

 

О кравчий! Цветы, что в долине пестрели,
От знойных лучей за неделю сгорели.
Пить будем, тюльпаны весенние рвать,
Пока не осыпались и не истлели.

 

 

Страсть к неверной сразила меня как чума.
Не по мне моя милая сходит с ума!
Кто же нас, мое сердце, от страсти излечит,
Если лекарша наша страдает сама.

 

 

Тужить о чем? Не все ли мне равно,
Прожить в нужде ли, в холе мне дано.
Наполню чашу! Ведь любому вздоху,
Быть может, стать последним суждено.

 

 

Раскаянья обеты забыли мы теперь
И наглухо закрыли для доброй славы дверь.
Мы вне себя; за это ты нас не осуждай:
Вином любви мы пьяны, не лоз вином, поверь!

 

 

О мудрец! Если бог тебе дал напрокат
Музыкантшу, вино, ручеек и закат -
Не выращивай в сердце безумных желаний.
Если все это есть - ты безмерно богат!

 

 

Покуда рок не принялся за нас,
Нальем вина и выпьем в добрый час!
Неумолимо кружит звездный купол,
Глядишь, воды - и той глотнуть не даст.

 

 

Словно ветер в степи, словно в речке вода,
День прошел - и назад не придет никогда.
Будем жить, о подруга моя, настоящим!
Сожалеть о минувшем - не стоит труда.


 

Бокала полного веселый вид мне люб,
Звук арф, что жалобно притом звенит, мне люб.
Ханжа, которому чужда отрада хмеля, -
Когда он за сто верст, горами скрыт, - мне люб.

 

 

Наполнить камешками океан
Хотят святоши - безнадежный план!
Пугают адом, соблазняют раем...
А где гонцы из этих дальних стран?

 

 

Люблю вино, ловлю веселья миг.
Ни верующий я, ни еретик.
"Невеста-жизнь, какой угоден выкуп?"
- "Из сердца бьющий радости родник".

 

 

Я раскаянья полон на старости лет.
Нет прощения мне, оправдания нет.
Я, безумец, не слушался божьих велений -
Делал все, чтобы только нарушить запрет!

 

 

Нам и еда и сон не нужны вовсе были,
Пока из четырех стихий нас не слепили.
Но все, что дали нам, отнимут безусловно,
И станем мы опять щепоткой серой пыли.

 

 

Мы попали в сей мир, как в силок - воробей.
Мы полны беспокойства, надежд и скорбей.
В эту круглую клетку, где нету дверей,
Мы попали с тобой не по воле своей.
 

Дай вина! Здесь не место пустым словесам.
Поцелуи любимой - мой хлеб и бальзам.
Губы пылкой возлюбленной - винного цвета,
Буйство страсти подобно ее волосам.

 

 

Непостоянно все, что в мире есть,
К тому ж изъянов в том, что есть, не счесть.
Считай же сущим все, чего не видишь,
И призрачным все то, что видишь здесь.

 

 

Беспощадна судьба, наши планы круша,
Час настанет и тело покинет душа.
Не спеши, посиди на траве, под которой
Скоро будешь лежать, никуда не спеша.

 

 

Цвет рубину уста подарили твои,
Ты ушла - я в печали и сердце в крови.
Кто в ковчеге укрылся, как Ной от потопа,
Он один не тонет в пучине любви.

 

 

Лишь твоему лицу печальное сердце радо.
Кроме лица твоего - мне ничего не надо.
Образ свой вижу в тебе я, глядя в твои глаза,
Вижу в самом себе тебя я, моя отрада.

 

 

Кто урод, кто красавец - не ведает страсть.
В ад согласен безумец влюбленный попасть.
Безразлично влюбленным, во что одеваться,
Что на землю стелить, что под голову класть.

 

 

Некто мудрый внушал задремавшему мне:
"Просыпайся, счастливым не станешь во сне.
Брось ты это занятье, подобное смерти.
После смерти, Хайям, отоспишься вполне!"

 

 

Как полон я любви, как чуден милой лик,
Как много я б сказал и как мой нем язык!
Не странно ль, господи? От жажды изнываю,
А тут передо мной течет живой родник.

 

 

На мир - пристанище немногих наших дней -
Я долго устремлял пытливый взор очей,
И что ж? Твое лицо светлей, чем светлый месяц,
Чем стройный кипарис, твой чудный стан прямей.

 

 

Страстью раненный, слезы без устали лью,
Исцелить мое бедное сердце молю,
Ибо вместо напитка любовного небо
Кровью сердца наполнило чашу мою.

 

 

Мы только куклы, вертит нами рок, -
Не сомневайся в правде этих строк.
Нам даст покувыркаться и запрячет
В ларец небытия, лишь выйдет срок.

 

 

Почему стремиться к раю здесь должны мы непременно?
Мой эдем - вино и кравчий, все иное в мире - тленно.
Там, в раю, - вино и кравчий, здесь дано - вино и кравчий,

Так пускай вино и кравчий в двух мирах царят бессменно.

 

 

Жизнь в разлуке с лозою хмельною - ничто,
Жизнь в разлуке с певучей струною - ничто.
Сколько я ни вникаю в дела под луною,
Наслаждение - все, остальное - ничто!

 

 

Что жизни караван! Он прочь уходит.
Нам счастья удержать невмочь - уходит.
О нас ты не печалься, виночерпий,
Скорей наполни чашу - ночь уходит.

 

 

Коль есть красавица, вино и чанга звон
И берег над ручьем ветвями осенен,
Не надо лучшего, пусть мир зовется адом.
И если есть эдем, поверь, не лучше он!

 

 

Рай здесь нашел, за чашею вина,
Средь роз, близ милой от любви сгорая.
Что слушать толки нам про ад и рай!
Кто видел ад? Вернулся кто из рая?

 

 

Пришел я в этот мир по принужденью,
Встречал недоуменьем каждый день я,
А ныне изгнан, так и не поняв
Исчезновенья смысл и цель рожденья.

 

 

Жизнь мгновенная, ветром гонима, прошла,
Мимо, мимо, как облако дыма, прошла.
Пусть я горя хлебнул, не хлебнув наслажденья, -
Жалко жизни, которая мимо прошла.

 

 

Так как разум у нас в невысокой цене,
Так как только дурак безмятежен вполне -
Утоплю-ка остаток рассудка в вине:
Может статься, судьба улыбнется и мне!

 

 

Дураки мудрецом почитают меня.
Видит бог: я не тот, кем считают меня.

О себе и о мире я знаю не больше
Тех глупцов, что усердно читают меня.

 

 

Из верченья гончарного круга времен
Смысл извлек только тот, кто учен и умен,
Или пьяный, привычный к вращению мира,
Ничего ровным счетом не мыслящий в нем!

 

 

За любовь к тебе пусть все осудят вокруг,
Мне с невеждами спорить, поверь, недосуг.
Лишь мужей исцеляет любовный напиток,
А ханжам он приносит тяжелый недуг.

 

 

Не осталось мужей, коих мог уважать,
Лишь вино продолжает меня ублажать.
Не отдергивай руку от ручки кувшинной,
Если в старости некому руку пожать.
 

 

Мне, боже, надоела жизнь моя.
Сыт нищетой и горьким горем я.
Из бытия небытие творишь ты,
Тогда избавь меня от бытия.

 

 

Хайям! О чем горюешь? Весел будь!
С подругой ты пируешь - весел будь!
Всех ждет небытие. Ты мог исчезнуть,
Еще ты существуешь - весел будь!

 

 

Много лет размышлял я над жизнью земной.
Непонятного нет для меня под луной.
Мне известно, что мне ничего не известно! -
Вот последняя правда открытая мной.
 

.

Сто лет я жил, греха не зная,
На мне господня благодать;
Хочу жить дальше, согрешая, -
Его терпенье испытать.

 

 

Вы, злодейству которых не видно конца,
В Судный день не надейтесь на милость творца!
Бог, простивший не сделавших доброго дела,
Не простит сотворившего зло подлеца.

 

 

Милосердия, сердце мое, не ищи,
Правды в мире, где ценят вранье, - не ищи.
Нет еще в этом мире от скорби лекарства.
Примирись - и лекарств от нее не ищи.

 

 

Твердят, будто пьяницы в ад угодят.
Все вздор! Кабы пьющих отправили в ад
Да всех женолюбов туда же им вслед,
Пустым, как ладонь, стал бы райский наш сад.

 

 

Утром роза раскрыла под ветром бутон,
И запел соловей, в ее прелесть влюблен.
Сядь в тени. Этим розам цвести еще долго,
Когда будет наш горестный прах погребен.

 

 

Поутру просыпается роза моя,
На ветру распускается роза моя.
О, жестокое небо! Едва распустилась -
Как уже осыпается роза моя.

 

 

И спросил у мудрейшего: "Что ты извлек
Из своих манускриптов?" Мудрейший изрек:
"Счастлив тот, кто в объятьях красавицы нежной
По ночам от премудрости книжной далек".

 

 

Те, кому была жизнь полной мерой дана,
Одурманены хмелем любви и вина.
Уронив недопитую чашу восторга,
Спят вповалку в объятиях вечного сна.

 

 

Круг небес ослепляет нас блеском своим.
Ни конца, ни начала его мы не зрим.
Этот круг недоступен для логики нашей,
Меркой разума нашего неизмерим.

 

 

Чем за общее счастье без толку страдать -
Лучше счастье кому-нибудь близкому дать.
Лучше друга к себе привязать добротою,
Чем от пут человечество освобождать.

 

 

Чья плоть, скажи, кувшин, тобою стала?
Певца влюбленного, как я, бывало?
А глиняная ручка, знать, была
Рукой, что шею милой обвивала?

 

 

Слышал я: под ударами гончара
Глина тайны свои выдавать начала:
"Не топчи меня! - глина ему говорила. -
Я сама человеком была лишь вчера".

 

 

Мне чаша чистого вина всегда желанна,
И стоны нежных флейт я б слушал неустанно.
Когда гончар мой прах преобразит в кувшин,
Пускай наполненным он будет постоянно.

 

 

Я вчера наблюдал, как вращается круг,
Как спокойно, не помня чинов и заслуг,
Лепит чашу гончар из голов и из рук,
Из великих царей и последних пьянчуг.

 

 

Творений ты - ваятель, почему
В них проглядел изъяны, не пойму.
Коль хороши, зачем их разбиваешь,
А если плохи, кто виной тому?

 

 

Тот кувшин, что сегодня поит бедняка,
Гордым сердцем царя был в другие века.
Из рубиновых уст и ланит белоснежных
Сделан кубок, что пьяницы держит рука.

 

 

Не трать себя, о друг, на огорченья,
На камни тягот, на долготерпенье.
Не зная завтра, каждое мгновенье
Отдай вину, любви и наслажденью!

 

 

Не избавиться мне от житейских оков,
Я не рад, что несчастный мой жребий таков.
У судьбы я учился прилежно и долго,
Но всегда оставался в числе дураков.

 

 

Шейх блудницу стыдил: "Ты, беспутная, пьешь,
Всем желающим тело свое продаешь!"
"Я, - сказала блудница, - и вправду такая,
Тот ли ты, за кого мне себя выдаешь?"

 

 

Этой чаше рассудок хвалу воздает,
С ней влюбленный целуется ночь напролет.
А безумный гончар столь изящную чашу
Создает- и об землю без жалости бьет!
 

 

Посмотри: все, чего я добился - ничто.
Что узнал я и чем насладился - ничто.
Я - чудесный фонтан: истощился - ничто.
Я - волшебная чаша: разбился - ничто.

 

 

"Мы из глины, - сказали мне губы кувшина, -
Но и в нас билась кровь цветом ярче рубина...
Твой черед впереди. Участь смертных едина.
Все, что живо сейчас, завтра - пепел и глина".

 

 

Мне мудрость не была чужда земная,
Ища разгадки тайн, не ведал сна я.
За семьдесят перевалило мне,
Что ж я узнал? Что ничего не знаю.

 

 

В день, когда оседлали небес скакуна,
Когда дали созвездиям их имена,
Когда все наши судьбы вписали в скрижали, -
Мы покорными стали. Не наша вина.

 

 

Не горюй, что забудется имя твое.
Пусть тебя утешает хмельное питье.
До того, как суставы твои распадутся -
Утешайся с любимой, лаская ее.

 

 

Нет ни рая, ни ада, о сердце мое!
Нет из мрака возврата, о сердце мое!
И не надо надеяться, о мое сердце!
И бояться не надо, о сердце мое!
 

Рубаи

Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Омар Хайям, мудрости жизни,о любви,рубаи,о вине, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi, Фирдоуси, Низами Гянджеви, персидский поэт, Nizami Gəncəvi
Яндекс.Метрика